С тоской в обнимку

С пяти лет Ляля Рублёва стала петь. «Эка невидаль, — скажут мне оппоненты, — кто не поёт в детстве? » Согласен,  мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь «. Но не каждому доведётся петь в Большом детском хоре Всесоюзного радио и Центрального телевидения. И не просто в престижном коллективе быть одной из многих, а являться солисткой.

И выходила Ляля Рублёва на сцену Колонного зала Дома Союзов, маленькая, изящная, как Дюймовочка, с огромным бантом в волосах. Казалось, лёгкое дуновение ветерка и вспорхнёт это сказочное создание, и улетит в волшебную страну Эльфов.

До выхода на сцену Ляле пришлось выдержать огромный конкурс, чтобы стать воспитанницей замечательного педагога и музыканта Виктора Попова.

Но быть принятой в хор — это не значит сразу же стать артисткой. Лёгкость, с которой выступали юные исполнители на самых престижных сценах России, ряда зарубежных стран, была обманчивой. За всем этим стоял огромный  ежедневный труд.

Да-да, с раннего детства юные артисты привыкали к такой простой, но вместе с тем кропотливой работе. Сольфеджио, музыкальная литература, общее фортепиано, хоровой класс…

В хоре Ляля получила такую подготовку, что без особого труда поступила в Музыкальное училище при Московской консерватории в класс вокала.

Вспоминая сегодня те годы, Рублёва не перестаёт удивляться: «Ну кто бы мог подумать, что мне выпадет такая судьба! Росла в обыкновенной семье, где ничто не связывало её обитателей с искусством. А вот надо же было такому случится, что Всевышний подарил мне голос. И не просто подарил, а подсказал, как им воспользоваться «. Но человек предполагает, а Бог располагает.

В 1991 году Ляля с мужем решили попытать счастья за границей. О причинах , побудивших на время покинуть Россию артистка не говорит, лишь вскользь замечает , что хотелось поработать с настоящими музыкантами. Это было время , когда на российской эстраде утвердился антихудожественный жанр-песня » под фонограмму «. И хлынули на профессиональную сцену так называемые певцы, диапазон голоса которых хорошо если укладывался в три ноты. Они были просто профнепригодны, но за ними стояли большие деньги. У Ляли их не было.

Оказавшись в Европе, а за тем в Америке, Рублёва не прошла » школу наших американских звёзд» : Шуфутинского, Токарева, Успенской… В ресторанах она не пела, а выступала в престижных залах, на больших песенных фестивалях. Но общаясь с русской диаспорой за рубежом , увидела , как живёт наша эмиграция. Прежде всего бросалась в глаза духовная изоляция бывших российских граждан, узкий круг общения ,полная неприспособленность к новым условиям жизни. Нет , она не хотела так жить. Знакомилась с лучшими музыкантами , смотрела великолепные бродвейские шоу , познала успех у зарубежной публики , мечтала сделать свою программу. И она её сделала. Проект получился своеобразным .Рублёва смогла показать свои незаурядные вокальные и актёрские данные. Неожиданно сигнальный вариант альбома » Белая скатерть » появился в канун октябрьского юбилея . Хотя сегодня нет той послереволюционной волны эмиграции , да и называется она просто — выезд на ПМЖ . Можно всё назвать новыми именами . А вот только лбюовь , вера и надежда останутся в нашем восприятии именно тем , что заложено в них изначально. Об этом прежде всего подумалось после знакомства с новой работой Ляли Рублёвой , которая , наверняка понравится слушателям.