Израиль — святая земля, и чудеса здесь случаются

Глава 27

Как-то в очередной раз я возвращался с Мёртвого моря после выступления в гостинице, был в одиночестве, так как моя любимая супруга и по совместительству востребованная израильская певица с русским именем Ляля Рублёва находилась в Европе в гастрольном туре вместе с популярными артистами израильской эстрады Хананом Йовелем и Ехудом Манором. Лялю приглашали в тур как прекрасную певицу, да ещё русскую, без акцента поющую на иврите на концертах по еврейским общинам во всех странах мира. Ляля проходила на стон!

Уставший после шоу, в белом костюме, даже не переодевшись, залезаю я в наш жигуль. На улице жарища жуткая, наверное, градусов сорок плюс, не меньше. Летом на мертвом море всегда, как в парной. В жигуле, если вы помните, кондиционеров не предусматривалось, и продувался он только на хорошей скорости с настежь открытыми окнами. Романтика!

Темень, хоть выколи глаза. Поднимаюсь по серпантину с Мёртвого моря, доезжаю до Арада и дальше лечу на скорости вперед. И вдруг на спуске глохнет движок моего жигулёнка. Я судорожно соображаю, скоро ли одна единственная на дороге заправка, которую мы называли «бедуинской». Она расположена как раз на повороте в бедуинскую деревушку.

Для непосвященных поясню: бедуины – очень дружелюбные проживающие в этих местах израильские арабы. Обыкновенно, когда едешь в сторону Мёртвого моря, они чинно восседают вдоль дороги, попивают кофеёк и ведут беседу между собой. А что им ещё делать? У них своя жизнь и свои порядки. Многожёнство, конечно, в Израиле запрещено, но у каждого восседающего с кофейком бедуина по крайней мере пять-шесть жён с детишками. Все жёны принадлежат своему господину и записаны в амбарной книге у шейха. В начале каждого месяца все женщины отправляются в Беер-Шеву, получают в Израильских банках пособие на детишек и аккуратно сдают денюжки своему супругу. Поэтому чего же беспокоиться? Сиди на ящике около дороги, смотри на мир и наслаждайся!

Вернусь к происходящему той ночью. Мне несказанно повезло. С Божьей помощью и к своему счастью, спускаясь с горки, дорулил на нейтралке к бедуинской бензоколонке. Навстречу мне вышел парень, спросонья посмотрел на мой белый костюм и удивлённо спросил, что привело меня в столь поздний час. Я сообщил ему, что в моей замечательной машине на ходу оторвался ремень вентилятора (автомобилисты, наверное, уже поняли причину), и я, как говорится, «приехал». Мой новый друг сказал: «Ну, дело поправимое, ложись и спи, а поутру я отвезу тебя в деревню, и наш механик всё починит». Делать нечего, ночь на дворе, я улёгся спать.

Утром парень привязал мой жигуль к своей машине и дотащил меня в своё поселение, которое было совсем близко. Я в своей жизни такого больше не видел. Деревушкой это назвать было трудно, на самом деле это были какие-то ящики, обрывки материи, куски разбитых машин и прочие обломки как-то приставленные и привязанные друг к другу.

Из одного ящика к нам навстречу вылез умелец с плоскогубцами и каким-то ремнём, не то от брюк, не то от женской сумки. Видуха у него была такая, как будто он не просыхал с момента своего рождения. С видом знатока он осмотрел мою машину. Наверное, мужчина сроду не видел такого чуда. Пришпандорив мне ремень, правда, как ни странно, в нужном месте, он получил денежное вознаграждение и тут же откланялся, исчезнув в одном из ящиков.

Я со страхом забрался в автомобиль. На удивление, он даже завелся, и по дороге, состоящей из одних колдобин, как будто в этих местах только что прошли боевые действия, и окопы ещё не успели засыпать, я выбрался на шоссе ведущее в Тель-Авив. Всю дорогу домой я ехал в напряжении и ждал, что вот-вот ремень, поставленный бедуинским умельцем, оборвётся, но не тут-то было. Доехал до дома в лучшем виде! Правильно люди говорят: «Израиль — святая земля, и чудеса здесь случаются!»

 

Оставить комментарий